Меня V постоянно ругает за мою витиеватую речь! А мне хочется говорить “взлетаю” вместо “выхожу” и “зайду на посадку в семь” вместо “приду домой в семь”. Квартиры я называю базами, сон — перезагрузкой. Перекус в фастфуде — дозаправка. Я боюсь сейчас ложиться спать, потому что искренне верю, что вместе со сном произойдет короткая симуляция моей смерти, и утром в постели очнется другой человек. Очень похожий на меня, но не я, тем не менее. Я стараюсь не слушать музыку, потому что верю, что она уводит меня в транс, а он, в свою очередь, мешает мне нормально общаться с людьми. И чтобы поговорить с кем-то, мне приходится “выныривать” из музыкальных глубин. Диалоги в сети я считаю схватками, боями. На мечах или врукопашную. Именно так я их представляю. Хотя сам ни мечами ни рукопашной не владею. Всякий раз я стараюсь оценить эту мифическую красоту поединка, и часто остаюсь недоволен своим противником — слишком легкий. Меня тянет к авиации или я сам себе это навязываю? Эта мысль не выходит у меня из головы, но пока я думаю, не перестаю пожирать глазами летящий в небесной выси очередной самолет, представляя, будто им управляю я. Снова и снова. У меня отличная квартира, прямо над моим домом постоянно садятся реактивные пассажирники… С кошкой говорю. Глаза у нее умные. Сидит и слушает мои монологи, что бы я ей не втирал. Это позволяет мне расслабится и сказать то, что я бы никому и никогда не сказал. Иногда мне кажется, что я схожу с ума, когда я так делаю. Иногда — что кошка, это следящее устройство, и затем мне снова кажется что я схожу с ума. Но после длительного прослушивания, кошка устало встает и плетется в направлении лотка — гадить, что снимает с нее все подозрения. Хм. В душе стараюсь не петь, но мотивчики иногда сами собой вырываются, и случается так, что я подпеваю стереосистеме в ванной. Я слышал свой голос на стримах, поэтому даже страшно думать, как ЭТО будет петь. Но подпеваю все равно. Благо нечасто. Ах да. Цикличность суток. Полностью уверен что утром не способен ни на что: ни на любовь, ни на ненависть, ни на исповедь, ни на секс. Поэтому утром сижу и туплю в одну точку, заливая душу кофе. Это если получается. Если не получается, делаю то же самое, но в декорациях офиса или аудитории университета. Утро зло. Кофе зло. Люди зло. А котики — милые. Но это пока вечер не наступит, он все меняет — диаметрально! К чему я все это? Сложно быть мной, пожалуй. Мирок сумеречный Но такой захватывающе-монотонный! Источник: New feed